8 (496) 615-86-68
  

ФЕСТИВАЛЬ ОДНОГО СТИХОТВОРЕНИЯ

ПОЭТ О ПОЭТЕ
Надежда Лисогорская

 Отклик на книгу Татьяны Башкировой
“Годы-листья кружат над Окой”.

Открываю книгу и впускаю в сердце
Образ, сохранивший юный профиль твой.
Вместе захотелось в прошлое вглядеться
Там, где годы-листья кружат над Окой.

Вот бежит девчонка – рыжие косички,
Чтоб скорей обняться с матерью своей…
Слышен над рекою голос электрички,
А паром уносит по течению дней…

Грусть плакучей ивы, рыжий конь заката,
И Жар-птицей  бьётся в серых буднях мысль…
Драгоценным словом пред зарёй распята,
Ранила ты крылья, поднимаясь ввысь.

Сердце заметалось в горечи и боли –
Чувствует подспудно скорбь родной земли…
И расскажут строки нам о женской доле
Там, где все тропинки к вёснам заросли…

Долгая дорога под твоей звездою –
Радуга и ветер, зори и закат…
Пусть кружатся годы над рекой Окою, –
Свет души струится…И теплеет взгляд.

 

 

Наталья  Евстигнеева

*     *     *

Почему так ночи коротки
В этом знойно-палевом июле.
Не успеешь записать строки,
А уж звёзды на небе задули…
Не успеешь вымолвить: «Люблю», —
Уж рассвет стучится громко в двери.
А об остальном не говорю, —
Всё равно никто мне не поверит.
Ах, как были ночи коротки,
И как не хотелось расставаться!
Холодно. Опали лепестки…
Уж цветами не полюбоваться…
А как были ночи коротки!
И как горячо звучали речи!
Вспоминают с тихой грустью свечи
Песни, поцелуи и стихи.

 

Евгений  Захарченко

*     *     *

Подари мне лунный свет, подари! —
Зажигается улыбка зари.
Пусть сияет и манит твой привет
В карусели нерастраченных лет.
Говори мне о любви, говори…
Подари мне лунный свет, подари…

Подари мне лунный свет, подари!
Дочка выросла в тебя — посмотри,
А за нею — хрупким деревцем — сын.
Я своих не замечаю морщин,
Нежно руки я целую твои.
Подари мне лунный свет, подари…

Подари мне лунный свет, подари…
Тусклы в сумрачной дали фонари.
Снег холодный долетит до звезды,
Занесёт с тобою наши следы.
Подари мне лунный свет, подари…
Над судьбою — как закат, снегири.

 

Анна  Андронова

ПОГОВОРИ  СО  МНОЙ,  ЛЮБОВЬ!

Какая ты, моя Любовь?
Откуда ты пришла — не знаю,
Но я язык твой принимаю,
Поговорить с тобой позволь.
Ты объясни мне, почему
То даришь радость неземную,
То больно жалишь — я ревную
Любую женщину к нему.
Ты подскажи, как мне любить,
Чтобы не мог он наглядеться,
И лишь ко мне тянулся сердцем,
Чтоб без меня не смог он жить.
Скажи мне, как его любить?

 

Ксения  Нагайцева

*     *     *

любовь моя за несколько часов,
составивших возлюбленную ноту,
берёт тебя под бережный засов,
впадая в предвечернюю дремоту.

любовь моя! за много городов,
которые сейчас пересекаю,
на стане придорожных проводов
я ноту эту жду и предрекаю.

дремота перейдёт в тяжёлый сон,
а может — в оглушительную бодрость,
но нотный станет стан, как долгий стон,
дорожную растягивая робость.

любовь моя! дремота глубока
среди дорог, раздумий измождённых,
и нота, что ты взял, так высока
для сложных песен или усложнённых,

но пальцы очень быстры и легки:
«недосягаемой» твоя зовётся степень,
и нетерпение ложится на виски,
и жалит нота, как полночный слепень,

и тянется разлука на пути,
возлюбленною нотой отвечая:
люби меня, люби и не грусти.
любовь моя, я бешено скучаю!

 

Татьяна  Воробьёва

ВЫБОР…

Из ста смертей я выбрала любовь,
Из ста страстей я выбрала разлуку.
Всё повторится, будет вновь и вновь —
Гореть мостам, и возвышаться духу.

Забытой стать я не страшусь, ничуть,
И только жаль, что плакать не умею.
Туда, где свет, вернусь когда-нибудь,
А там, где тьма, кого-нибудь согрею.

 

Надежда Лисогорская

Северное сияние

А мне, знаешь, приснились сегодня снега…
Те, что землю укрыли собой до весны.
И белее снегов облака… облака…
Там, в пути за сиянием северным, – мы.

А упряжки уже и не видно следа:
Тот возница о нас почему-то забыл…
Только рядом засветятся чьи-то глаза,
И почувствуешь: кто-то тебя подхватил.

Как в Сахаре не выжить без капли воды,
Так на севере диком – без чаши тепла.
У какой-то неведомой людям черты
За сиянием жизни любовь позвала…

Семикрылой волшебницы радужный свет
На границе, где небо с землёю слились,
Там смешались в едино закат и рассвет,
И как будто бы заново мы родились…

 

Надежда Лисогорская

* * *

Всё сплелось — дни рожденья, утраты,
Снежный ком, потепленье, мороз.
Ждём весны, как сердечной отрады
В русском танце берёзовых кос.

Ты играй, гармонист, и насвистывай —
Русь – лебёдушки царственна стать!
Будут ветры скандалить неистово,
Ей — душою —  ветра усмирять.

А как грянет листвы плясовая,
Да умоет весенней грозой —
Снова сила земли вековая
Богатырскою встанет стеной…

 

Нина  Соловьёва

*     *     *

Под вечер налетает шторм
на Зайцев сквер, на красный дом.
И безутешное «За что?»
со всех сторон стучит дождём.

Но лишь сгустится темнота
и лишь к дождю привыкнет слух,
я верю вновь, что неспроста
горюет так один из двух.

Что за собой влечёт слова
времён старинное кольцо,
что жизнь не должен оборвать
нелепый заговор глупцов.

И в такт с шумящею листвой
я упрошу ночную жуть:
«Скажи мне голосом ЕГО
хоть что-нибудь, хоть что-нибудь!..».

 

 

Роман  Славацкий

МАРГАРИТА

Пеплом веков укрыто
фрески цветное витьё…
Девушка — Маргарита
видится сквозь неё.

Длинным узорным платьем
тихий скрывая шаг
с гордой тосканской статью
смотрит она во мрак.

Только за ней — я знаю —
видится мне — иная!

Жемчуг!.. Огнём горит он
сказочного шитья!
Милая Маргарита —
Новая Жизнь моя!

 

Татьяна  Кондратова

*     *     *

Полюшка на облачке сидит,
Про себя всё с Колюшкой говорит:
— Думаешь ли, Колюшка, обо мне?
Прихожу ли, Колюшка, я во сне?
Справил ли обувку себе к зиме?

А Колюшка на лодочке плывёт,
Всё свою он Полюшку зовёт:
— Безобидной, Полюшка, ты была.
Что ж так рано, Полюшка, ты ушла?

А Полюшка кручинится: — Похудел,
До дождей всё выкопать не успел!
А Колюшка от ветра прикрыл глаза,
А на глазу росинкой блестит слеза.

— Кто ж тебе сготовит, заварит чай?
На кого ж с устатку тебе серчать?
А Колюшка на воду — в воде круги…
Господи, помилуй и помоги!

— Что же в храм ты, Колюшка, не зайдёшь?
Может, утешение там найдёшь?
— Плохо нынче что-то клюёт карась,
Да и перебрали с дружком вчерась.

— А от дружка ты, Колюшка, стерегись:
Не одну сгубил своей пьянкой жизнь!
— Нету нынче клёва, домой пора!
Как-то не заладилось всё с утра!

— Лучше бы ты, Колюшка, загулял,
Бабу себе справную подыскал.
Вон Любашка мается третий год,
И Валюшка тоже одна живёт.

И бредёт по полюшку он домой.
Не косой мужик вроде, не хромой.

Впереди дом пустой, четвертинка с отравой.
Любин дом слева, Валин — справа.

 

Екатерина  Устинова  

*     *     *

В блестящем штофе бессонных улиц
Так лёгок взмах моих нежных рук,
Но даже тихое: «Я люблю вас!»
Подобно смерти от многих мук,
И в мутном шуме узнать мой ритм,
Как вырвать нить из одежды снов.
Так незаметно твоя молитва
Перерастает в мою любовь,
И самый тёмный вселенский хаос
Дрожит от света её лучей…
Вот то, о чём мне всегда мечталось
В могучем сонме блестящих дней,
И это чудо со мной случится,
И ты приснишься мне наяву…

…И незаметно переродится
Моя молитва в любовь твою.

 

Михаил  Мещеряков

ВОСПОМИНАНИЕ

Весенний яблоневый сад
Дарил нас утренней прохладой.
Сияло солнце в волосах.
Трещал кузнечик за оградой.

Роса холодная с утра
На брючинах и на подоле.
Мы встали рано. Нам пора,
Пока июньская жара
Не высушила травы в поле.

Пока прозрачная рука
Прозрачной водит акварелью.
Пока все спят. Пока, пока…
И травы будут нам постелью…
И губы будут так близки,

И поцелуй — что дуновенье,
Тела, как бабочки, легки,
И получаешь наслажденье
Не от касания руки,
Скорей от неприкосновенья…

 

Вадим  Квашнин 

*     *     *

                   Под вечер ненастного дня
                   ты мне стала казаться женой.
                                                         И. Бунин

Мы молчим при свечах у камина,
Где огонь беснуется, клубясь,
Я любил тебя нетрудно и несильно,
Ни утратить, ни покинуть не боясь.

Ты молчишь, притихла под рукою.
Я целую с грустью нежный локон.
За спиной тоска стоит с тоскою
У резных, высоких, тёмных окон.

За спиною алыми губами
Допивает свой глоток закат.
Обо всём, о том, что было с нами,
Мрак зияет горечью утрат.

Посидим без грусти, молчаливо.
Пусть вокруг тоска стоит стеною.
При высоких свечах у камина
Стань моею женою.

 

Григорий  Вихров

*     *     *

Бесстрастное время не в силах украсть
Невинного пенья. Животную страсть
Двух кровных огней, охраняющих путь.
Люби меня нежно.
Люби меня чуть.

Бесстрастное время не сможет отнять.
Люби меня нежно,
Идущего вспять
Велению черни, желанию славы.
В отверстые жилы вливая отравы.
Люби меня всё ж, как не любишь теперь.
Охотнице равен подраненный зверь.
Предчувствию грома предшествует
тишь.

Люби меня нежно,
Люби меня лишь.
За шёпот, испытанный слухом твоим.
Люби меня нежно,
Как редко двоим
Любить удавалось в холодном раю.
Оставь безутешную радость мою
В покое.
В покое сияет окно,
Не многим сегодня любить суждено.

 

Евгений  Юшин

*     *     *

Вечер-вечер, синеплечий окоём.
Мокрым яблоком — луна перед конём.
Он губами её трогает едва,
И по лугу расплывается трава.

И на цыпочках цепочкой по росе
Звёзды плавают в серебряном овсе.
И берёза выбегает босиком,
Омывается вечерним молоком.

И Танюша выбегает босиком,
Омывается вечерним молоком.
И тогда меня берут в желанный плен
Золотые полнолуния колен.

О тебе, моя берёза под луной,
О тебе, туман пролётный, заливной,
О тебе, открытый небу светлый дом,
Не забуду помолиться перед сном.

 

Олег  Кочетков

ГРЕХ

Как полынно тебя целовал,
Как медово меня целовала!
Был твой рот запрокинутый ал,
И душа моя к Богу взывала.

На исходе ликующих сил,
В полуяви победного стона
Не тебя я в сознанье вместил —
А твоё златокрылое лоно.

Забирало оно и несло,
Растворяя в себе без остатка.
Клокотало моё естество
Оттого, что так гибельно-сладко!

Этой алчности не превозмочь
Никому под луною из смертных!
И просил я бессмертную ночь
От земли унести меня прочь.
Чтобы там, средь созвездий несметных,
Помолиться за грешных нас, бедных.

 

Михаил  Болдырев

С  ЛЁГКОЙ  ГРУСТЬЮ

Как ложились под косы луга
В изумрудном тумане рассвета!
Золотые кивали стога,
Оседлав раздобревшее лето.
На покосе кричал мне отец:
«Эй, гулёный, — пятки подрежу!
Ой, смотри, полуночник, стервец —
Из-за девок тебя порежут!».
Только вечером — клёш-штаны,
Сдвинув кепку, чтоб выглядеть круто,
На глазах у заречной шпаны
Уводил я на речку Анюту.
И, несмело обняв за плечо,
Я читал ей Шекспира сонеты,
И звезда трепетала свечой
На серёжках у сельской Джульетты.
И когда, возвращаясь домой,
Бился в кровь я за девочку эту —
За моею стояли спиной
Все влюблённые насмерть поэты.

 

Евгений  Захарченко

*     *     *

Подари мне лунный свет, подари! —
Зажигается улыбка зари.
Пусть сияет и манит твой привет
В карусели нерастраченных лет.
Говори мне о любви, говори…
Подари мне лунный свет, подари…

Подари мне лунный свет, подари!
Дочка выросла в тебя — посмотри,
А за нею — хрупким деревцем — сын.
Я своих не замечаю морщин,
Нежно руки я целую твои.
Подари мне лунный свет, подари…

Подари мне лунный свет, подари…
Тусклы в сумрачной дали фонари.
Снег холодный долетит до звезды,
Занесёт с тобою наши следы.
Подари мне лунный свет, подари…
Над судьбою — как закат, снегири.

 

Юлия  Панская

*     *     *

От этих стен до сердца моего
не ров с водой, а древние запреты.
Они мертвы, но все до одного
обласканы и бережно согреты

тобой. Твой город нем и невесом,
и полон дней и тёмных откровений.
Не мной изобретённым колесом
он твой покой сметёт. Без сожалений

ты будешь жить, как старые дома,
что одержимы новыми жильцами.
Твоя непоправимая зима
тебя найдёт. И будешь месяцами,

годами будешь ждать моих шагов
и голоса. По гулким коридорам,
по перекатам окских берегов,
по слухам, пересудам, разговорам

пройдёшь один и будешь терпелив.
Не жалок, нет! Но терпелив до боли.
Я смерть твоя, твой каменный мотив
не сломленной, но укрощённой воли.

 

Евгений  Юшин

РУССКАЯ  ПЕСНЯ

Вот я выстрою дом и жену приведу.
А на доме узор, чтобы жили в ладу.

Голубок над крыльцом — это кротость её.
Полотенце моё петухами поёт.

А наличники пусть — кружевами берёз,
Чтобы грелась любовь и в метель и в мороз.

Вот я выстрою дом и поставлю кровать,
Чтоб родную свою до утра целовать.

Аист люльку-гнездо заплетёт не спеша,
И в капусте найдём своего малыша.

Вот я выстрою дом, и устроится быт,
И на крыше конёк в небо вольно взлетит.

 

Анна  Лексина

МЕЧТА

Я купила билет
В золотые рассветы,
Где предательства нет
И любви без ответа.
Там не спросят, зачем
Я пишу эти строки,
Заплетут мой тотем
Доброй вязью сороки.
Мне подарят покой
Сладкозвучные песни.
Я там буду с тобой —
Что быть может чудесней?

 

Татьяна  Башкирова

ПОСЛЕДНЯЯ  ЛЮБОВЬ

Не ждала, не звала, не искала —
Стал закат удивительно светел.
Улыбнулась вечерне-устало:
Он прошёл — не взглянул, не заметил.

Повернулась на солнце на красно,
Засветилась неярким нарядом.
Не подумала — это напрасно:
Никогда ведь не сможете — рядом…

Для него ты у Бога просила
Светлой радости и вдохновенья.
Как душе твоей празднично было,
Коль теплел его взгляд на мгновенье!

А потом — бесконечная осень,
На ресницах — тоски паутины.
В изголовье — холодные росы,
Да приметнее стали морщины.

Отрешённое тонкое тело
Приласкал засыпающий ветер.
Пред концом озаренье согрело:
Не напрасно жила ты на свете.

 

Наталья Красюкова

* * *

Обездвиженный город. Густая чернильная мгла.
Запах прели от листьев стоит невесомо и остро.
Я хочу дотянуться рукой, но она тяжела.
Он ведёт разговор и сутулится, словно подросток.

Говорит, говорит, мой кивает в ответ капюшон.
Рукавом прикасаюсь, скользя по блестящему краю.
Только всё не о том. Вот сейчас, пока он не ушёл,
Протянуть бы ладонь, что ключи в кулаке зажимает.

Он так близко. Так близко! Немеет по локоть рука.
Что мне Рыжий и Рубина, и Турбина, и Фарятьев…
Я забуду их всех. И останется только ругать
Оглушённую нежность несбывшихся наших объятий.

 

Виктор  Мельников  

ТЫ  МНЕ  НАВСТРЕЧУ  ИЗ  ОСЕНИ  ШЛА 

То ли метель колдовала над городом,
То ли черёмуха буйно цвела?
В снег — каблучками — упрямая, гордая,
Ты мне навстречу из осени шла.

Ветер у ног твоих стлался позёмкою:
«Будь же владычицей в царстве моём!».
Ты не была мне уже незнакомкою:
Ты улыбнулась… Идти нам вдвоём!

Ветер почуял — и зверем взъерошенным
Пал на дорогу, вздохнув тяжело.
Снегом ресницы твои запорошены,
Губы весеннее дарят тепло.

Кажется, тысячу лет прометелило,
Разве мы годы считаем свои?
Смотрит весна золотыми капелями,
Ясные блики на стёкла легли.

Жизнь не кончается… День наполняется
Светом любимых пленительных глаз.
Сердце влюблённое трепетно мается,
Новая песня в душе родилась.

Песня о ком? — О тебе, моя верная.
Вдруг иногда, средь нелёгкого дня,
Вспыхнет: люблю я, надеюсь и верую! —
Три этих слова спасают меня!

 

Владимир  Дагуров

ЗВЁЗДНЫЙ  ЛИВЕНЬ

Мы в комнате потушим свет,
На подоконник сядем рядом.
Пусть с неба тихий свет планет
Струится белым звездопадом.
Желанье, что ли, загадать?
Лицом уткнулся в звёздный ливень.
В душе такая благодать,
Что невозможно быть счастливей.
Наш дом, подобно кораблю,
Плывёт в ночи тысячеглазой.
Я слово тихое «люблю!»
Не выговаривал ни разу.
Обнявшись, мы плывём одни,
И никаких нам слов не надо.
А если вдруг нужны они,
То, значит, что-нибудь неладно.
Пришёл сегодня звёздный час,
Сладчайший час земного счастья,
И с небом чувствуем мы связь —
Оно всегда к любви причастно.

 

Надежда Лисогорская

Коломна

Что за город Коломна?
Да это — душа
Старых улочек, храмов
Узорных, былинных.
И минуты как будто бы
Здесь не спешат,
Прячась в яркой сирени —
Кустах соловьиных.

И, внимая молитве
Старинных церквей,
Что спасали наш город
В былом лихолетье,
По Коломне пройдём,
Словно в память тех дней —
Побываем в далёком
Позапрошлом столетье.

Там куётся железо,
Колдует гончар,
Есть рецепт пастилы,
Позабытый когда-то.
И усадьба писателя ,
И таинственный чай,
Травный чай, что наполнен
Густым ароматом.

Для художников здесь —
Даже снег расписной,
И бегут по дорогам ручьи, как апрели,
И чаруют снежинки,
Но пахнет весной,
И зазывно звучат
Здесь трамвайные трели.

 

Алексей Гушан 

В КОЛОМНЕ

Я шёл один Ахматовской тропой
Средь домиков цветных, садов отцветших.
Шёл наугад булыжной мостовой
И вот своей рифмованной судьбой
Соединился с судьбами прошедших

Сквозь арку древних Пятницких ворот,
Сквозь перекличку колокольных звонов
И далее – до утомлённых склонов,
Где величаво башня предстаёт

Перед очами… Дивный, дивный город,
Ты словно символ пакибытия!
Июльский день… Ахматова… скамья…
И тень от деревянного забора.

 

Олег Кочетков

* * *

Окаянная грива волос,
Людям милое, древнее имя, —
Как всё это безумно сошлось
Над беспутными днями моими!
За предельной ознобной чертой
Куполами дрожат твои груди…
А от них — ослепительный зной!
Да такой — что и ночь не остудит!
Твоя кожа так терпко кричит,
Через миг — моя плоть разорвётся!
И слепит твоя бездна, слепит!
И вся кровь во мне — громко смеётся!
И в разлёте твоём молодом
Всей душою я изнемогаю!..
И дыханье твоё жадным ртом,
Задыхаясь — вдыхаю, вдыхаю!..